ТЕМАТИЧЕСКИЕ РУБРИКИ

АНАЛИТИЧЕСКИЕ МАТЕРИАЛЫ




Дмитриев М.Э., Матовников М.Ю., Михайлов Л.В., Сычева Л.И., Тимофеев Е.В., Уорнер Э.

РОССИЙСКИЕ БАНКИ НАКАНУНЕ ФИНАНСОВОЙ СТАБИЛИЗАЦИИ

(фрагмент)

Санкт-Петербург: "Норма", 1996

В России финансовая стабилизация растянулась на более длительный срок, чем в большинстве восточноевропейских стран. Это усилило спад в реальном секторе экономики, но благоприятствовало деятельности коммерческих банков. Феномен бурного роста банковского сектора в России во многом связан с тем, что банки смогли беспрепятственно присваивать значительную часть инфляционного налога, который выплачивала российская экономика в условиях высокой инфляции первой половины 90-х годов. Такое перераспределение еще более осложняло положение других отраслей экономики и социальной сферы.

Механизм присвоения инфляционного дохода российскими банками базировался на отсутствии индексации остатков средств на расчетных счетах и других видов низкопроцентных (бесплатных) обязательств коммерческих банков в рублях. Отсутствие индексации бесплатных рублевых обязательств коммерческих банков почти автоматически обеспечивало банкам чрезвычайно высокую доходность при использовании ресурсов, привлеченных по этим позициям, для предоставления кредитов под высокий рыночный процент.

Возможность использования банками такого механизма присвоения инфляционного дохода существовала далеко не во всех странах, переживших периоды высокой хронической инфляции. В России такая возможность для коммерческих банков открылась благодаря стечению нескольких обстоятельств.

Во-первых, вплоть до начала 90-х годов предложение на рынке банковских услуг оставалось недостаточным. Поэтому, несмотря на высокую инфляцию, банки могли позволить начислять низкие проценты по остаткам на расчетных счетах или не начислять их вообще, а также искусственно замедлять платежи в интересах извлечения инфляционных сверхдоходов, не особенно опасаясь при этом потерять своих клиентов.

Во-вторых, в силу медленной адаптации общества и экономики к высокой инфляции, система индексации обязательств до востребования так и не получила распространения в российской банковской системе. Практически единственной формой такой индексации для клиентов российских банков до введения валютного коридора служили валютные счета. В некоторых других странах, которые, подобно России, длительное время существовали в условиях высокой инфляции, индексация стала почти универсальным средством защиты сбережений. Особенно далеко зашел этот процесс в Бразилии, где, благодаря изощренной системе индексации денег клиентов в сочетании с резко возросшей скоростью платежей, возможности банков зарабатывать на обесценении средств клиентов оказались ограниченными.

В-третьих, в отличие от многих других стран, переживших длительные периоды высокой инфляции, российское банковское законодательство с самого начала оказалось сравнительно либеральным. В частности, за исключением государственных кредитов, оно не предусматривало прямого административного контроля над кредитными ставками. Это делало невозможным административное уменьшение банковской маржи путем установления процентного “потолка” по банковским кредитам на уровне значительно ниже темпа роста цен. В то же время, многие развивающиеся страны прибегали к подобным мерам в периоды затяжной высокой инфляции. Например, в Аргентине восстановление прямого контроля над процентными ставками коммерческих банков в сочетании с растущей инфляцией в 1982-1983 гг. привело к результату, иному, чем в России: крупномасштабному перераспределению ресурсов из банковского в реальный сектор аргентинской экономики.

В общественном сознании своеобразный экономический механизм, благодаря которому российские банки перераспределяли инфляционный доход в свою пользу, как правило, получал не вполне адекватную интерпретацию. Основные претензии, которые предъявлялась коммерческим банкам, состояли в том, что они взимают слишком высокие проценты по кредитам и искусственно замедляют платежи, эксплуатируя, тем самым, своих заемщиков. Но эта точка зрения не вполне соответствовала экономическим реалиям. Вплоть до 1994 г. реальная процентная ставка по рублевым и даже по валютным кредитам оставалась отрицательной. Поэтому, выдавая кредиты по ставкам ниже темпа инфляции, банки "проигрывали" и вынуждены были "делиться" частью инфляционных доходов со своими заемщиками. А зарабатывали они эти доходы в основном благодаря специфическому механизму взаимоотношений со своими кредиторами, который не предусматривал индексации по счетам до востребования, а срочные депозиты не играли существенной роли в балансах большинства банков. Именно процентная маржа (то есть разница между процентами, получаемыми банками по кредитам, и процентами, выплачиваемыми банками по своим обязательствам), а отнюдь не абсолютная величина кредитных ставок превратила банковское дело в одну из наиболее прибыльных сфер бизнеса в России начала 90-х годов. По нашим оценкам, сделанным на основе данных за 1994 г., инфляционное перераспределение через российские коммерческие банки могло достигать 10-15% ВВП. Основная часть этого потока "улавливалась" коммерческими банками благодаря необычайно высоким банковским маржам.

Помимо высоких доходов, затяжная инфляция обеспечила российским банкам и другие важные преимущества. В частности, благодаря длительности периода высокой инфляции российская банковская система смогла избежать осложнений, связанных с низкой возвратностью по государственным кредитам. Невозврат кредитов, доставшихся в наследство от командной экономики, поставил на грань банкротства многие крупные банки Польши, Венгрии, Чехии и других стран Восточной Европы. В России в силу более продолжительной инфляции старые кредиты обесценились настолько, что не угрожают устойчивости банковской системы. Кроме того, резкое ужесточение кредитной политики наступило в России задолго до завершения финансовой стабилизации. В результате, удельный вес новых централизованных кредитов в активах большинства коммерческих банков остается незначительным, и такие кредиты уже не могут спровоцировать кризис "плохих долгов", в масштабах, характерных для других стран с переходной экономикой. В первую очередь это должно было облегчить положение банков, возникших на базе бывших государственных банков советского периода.

В итоге структура балансов коммерческих банков к началу финансовой стабилизации была ориентирована на работу в условиях высокой инфляции и получение сверхдоходов от краткосрочных финансовых операций и сильно деформирована относительно балансов банков в странах со стабильной макроэкономической ситуацией. Это наглядно демонстрируют данные табл.1 и 2, в которых приведены данные балансов российских банков и коммерческих банков ряда стран ОЭСР. Структура балансов российских банков анализируется на примере усредненного баланса выборки московских банков, которые составляли около четверти от общего числа и совокупной валюты баланса российских банков по данным на 1.01.1995. Соответственно, средний размер банка выборки весьма близок к размеру среднего российского банка на соответствующую дату. В распоряжении авторов имелись данные по 627 банкам на конец 1994 г., из которых данные по 577 банкам имелись также на конец 1995 г., поэтому при рассмотрении изменений за 1995 г., данные приводились по 577 банкам.

Таблица 1. Структура балансов коммерческих банков в некоторых странах мира

Статьи (в % к активам)

Россия *

Велико-британия

Германия **

Италия

Турция

Франция

Япония

Активы, не приносящие дохода

50,47

14,42

4,26

41,54

27,81

7,09

10,28

Корсчета и денежные средства

36,74

0,77

1,94

5,66

5,60

0,25

***

Прочие активы

13,73

13,65

2,32

35,88

22,21

6,84

10,28

Работающие активы

49,53

85,58

95,74

58,46

72,19

92,90

89,72

Ссуды

33,01

54,58

57,91

34,41

39,87

34,51

65,30

МБК

11,17

14,98

21,55

8,25

20,73

40,38

10,66

Инвестиции в ценные бумаги

5,32

16,02

16,28

15,80

11,59

18,01

13,76

Всего АКТИВОВ

100,00

100,00

100,00

100,00

100,00

100,00

100,00

ОБЯЗАТЕЛЬСТВА

87,18

96,17

94,97

91,74

95,23

96,69

96,27

Ресурсы ЦБ

0,36

...

5,43

0,12

1,74

0,29

0,57

Рыночные долговые обязательства

1,25

10,05

10,76

...

2,52

22,84

0,79

Средства клиентов и банков

64,74

72,98

72,85

51,02

55,99

64,79

77,46

Депозиты и расчетные счета

51,55

...

48,60

42,64

47,94

21,74

...

МБК

13,19

...

25,25

8,38

8,05

43,05

...

Прочие обязательства

20,83

13,14

5,93

40,60

34,98

8,77

17,45

КАПИТАЛ****

12,82

3,83

5,01

8,26

4,76

3,31

3,73

Всего ПАССИВОВ

100,00

100,00

100,00

100,00

100,00

100,00

100,00

Справочно:              
Средний размер активов на банк, млрд. долл. США

0,032

27,7

3,9

4,7

1,14

3,8

44,47

Количество банков

627

37

270

176

59

415

140

Прибыль на активы

3,95

0,73

0,51

0,92

3,09

-0,03

0,19

Прибыль на капитал

30,84

19,02

10,19

11,11

64,91

-0,99

4,97

* - по данным выборки 627 банков
** - включая данные по банкам Восточной Германии
*** - включены в МБК
**** - данные не могут использоваться при определении достаточности капитала.

Примечания:
1. Данные по банкам стран ОЭСР по состоянию на конец 1993 года, по российским банкам - на конец 1994 года.
2. При расчете активов российских банков валюта баланса очищалась от повторного счета. В частности межфилиальные расчеты, средства бюджетов и внебюджетных фондов, средства для финансирования капиталовложений, доходы и расходы будущих периодов и переоценка валютных средств учитывались только в размере сальдо соответствующих статей по пассивам и активам; капитальные статьи учитывались по остаточной стоимости; величина прибыли уменьшалась на сумму распределенной прибыли, а убытки учитывались путем уменьшения собственного капитала на соответствующую величину; из собственного капитала вычиталась номинальная стоимость акций, выкупленных у акционеров.

Источник: Bank Profitability, Financial Statements of Banks 1984-93, OECD, Paris, 1995; расчеты авторов

Структура активов российских банков характеризовалась чрезвычайно высоким удельным весом неработающих активов, вызванным повышенным удельным весом счетов ностро. В структуре работающих активов выделяется низкая доля ценных бумаг. Отличительной чертой пассивов российских банков является высокий удельный вес собственного капитала, что особенно примечательно в условиях, когда высокая инфляция вела к быстрому обесценению капитала банков. В период высокой инфляции банковский сектор оставался одной из наиболее привлекательных сфер приложения капитала и объем инвестиций в него был весьма значителен. У многочисленных вновь созданных банков доля собственного капитала была высокой по определению, что тоже способствовало улучшению средних показателей по коммерческим банкам. В то же время, высокая доля собственного капитала у большинства российских банков сочетается с его неудовлетворительным качественным составом (см. рис.1).

Рис. 1. Коэффициент достаточности капитала по 10 крупнейшим банкам.

* По российским банкам при включении переоценки валютных средств в дополнительный капитал только в объеме капитала первого уровня значение коэффициента понижается с 18.9 до 11.4%

Примечание. Коэффициент рассчитан по данным на март 1994 года, для России - по 10 крупнейшим банкам выборки на 1 января 1995 года .

Более детально структурные отличия балансов российских банков от балансов банков стран с низкой инфляцией можно рассмотреть в сравнении с банками США, для которых, как и для России, характерно преобладание небольших банков с ограниченной филиальной сетью. Хотя термин “небольшой” имеет в этих банковских системах существенные отличия - по своим размерам большинство российских банков - и на фоне среднего американского банка - это карликовые институты, средняя величина активов которых на порядок ниже, чем у американских. При группировке статей баланса к активам применен стандартный принцип группировки по признаку зарабатывания процентного дохода, к обязательствам - деление на платные и условно бесплатные. Целесообразность такого разделения обязательств обусловлена тем, что в условиях высокой инфляции последних лет именно размеры бесплатных обязательств предопределяли возможности каждого конкретного банка по извлечению инфляционного дохода.

К категории платных были отнесены обязательства, по которым банки, как правило, выплачивают высокие проценты. В их число вошли депозиты; кредитные ресурсы ЦБР; межбанковские займы - МБК(П) ; долговые обязательства на рынке ценных бумаг(векселя, облигации и т.п.).

К категории условно бесплатных обязательств были отнесены все те виды обязательств, по которым банки либо вообще не выплачивают процентов, либо выплачивают проценты значительно ниже ставки по срочным обязательствам. Это средства на расчетных и текущих счетах; средства бюджетов и фондов; средства на корреспондентских счетах лоро; средства в расчетах; прочие обязательства.

Приведенные в табл.2 данные показывают, к каким серьезным структурным деформациям может приводить хроническая высокая инфляция. Наиболее контрастные различия между балансами российских и американских банков наблюдаются именно по тем позициям, которые обусловливают высокую доходность российских банков в инфляционной среде.

Прежде всего, совершенно разную роль в пассивах российских и американских банков играют платные и бесплатные обязательства. Средняя доля платных обязательств в пассивах американских банков составляет 58,5%, в то время как по 577 московским банкам этот показатель составляет всего 17,1%, то есть в 3,4 раза ниже. Наоборот, средняя доля бесплатных обязательств в пассивах американских банков составляет 32,5% против 70,6% в балансах российских банков, то есть разница в 2 с лишним раза.

Рис. 2. Структура активов и пассивов банков выборки и банков США (%).

I. Активы.

  1. Денежные средства и счета ностро (включая ФОР)
  2. Прочие неработающие активы
  3. Ссуды
  4. Инвестиции в государственные ценные бумаги
  5. Прочие работающие активы

II. Пассивы.

  1. Счета лоро
  2. Расчетные счета (включая средства бюджетов и фондов)
  3. Прочие бесплатные обязательства
  4. Депозиты
  5. Прочие платные обязательства
  6. Собственные средства

Условные обозначения:
627 - в среднем по выборке московских банков
Крупн. - банки выборки с активами более 200 млрд. руб.
Мелк. - банки выборки с активами менее 50 млрд. руб.
США - в среднем по застрахованным коммерческим банкам

Таблица 2. Структура балансов российских и американских коммерческих банков

Статьи

Россия **

США

в % к к активам

Изменение, %

1.01.95

1.01.96

1.07.93

Активы

100

100

-

100

неработающие активы

51,69

31,59

-38,89

13,14

корсчета и денежные средства *

37,02

17,83

-51,84

2,39

в т.ч.корреспонденские счета*

32,50

16,44

-49,42

0,86

прочие неработающие активы

14,67

13,76

-6,20

10,75

работающие активы

48,31

68,41

+41,60

86,86

ссуды

31,29

41,34

+32,12

58,09

МБК

10,80

16,10

+49,07

2,60

ценные бумаги

5,06

9,87

+95,06

24,24

  государственные

4,43

8,14

+83,75

22,09

  негосударственные

0,63

1,73

+174,60

2,15

прочие работающие активы

1,16

1,10

-5,17

1,92

Пассивы

Платные обязательства

17,19

28,46

+63,82

58,46

Депозиты

2,58

5,82

+125,58

49,36

Ресурсы ЦБ

0,53

0,03

-94,34

 

МБК

12,63

17,21

+36,26

8,11

Рыночные долговые обязательства

1,37

5,34

+289,78

0,06

Прочие платные обязательства

0,08

0,06

-25,00

0,92

Бесплатные обязательства

70,61

56,00

-20,69

32,53

Расчетные счета

29,77

24,47

-17,80

24,56

Корреспондентские счета

18,11

4,64

-74,37

0,93

Средства бюджетов и фондов

2,09

3,21

+49,28

3,18

Прочие бесплатные обязательства

20,64

23,68

+14,72

3,86

ОБЯЗАТЕЛЬСТВА

87,80

84,46

-3,80

90,99

СОБСТВЕННЫЙ КАПИТАЛ

12,20

15,54

+27,37

9,01

Справочно:

Число банков

577

577

----

11 161

Средние активы на банк (млн $)

34,7

45,5

+31,12

284,2

* Включая обязательные резервы в Центральном банке
** По выборке 577 московских банков
Примечание: пересчет рублей в доллары США произведен по курсу ММВБ: на 29.12.94 3550 руб за $1, на 29.12.95 4640 руб за $1
Источник: Federal Reserve Bulletin, Nov. 1993; расчеты авторов

Основной причиной столь резкого расхождения между российскими и американскими банками по размерам платных обязательств безусловно являются срочные депозиты. Многие российские банки до сих пор рассматривали депозиты как дорогой и малопривлекательный вид ресурсов, что было вполне справедливо в условиях быстрого роста цен. Между тем, в стране со стабильными ценами именно работа с депозитами составляет основу банковского бизнеса. Доля депозитов в пассивах американских банков составляет 49,4 %, что в 19 раз превышает уровень 577 московских банков (2,6%).

Гораздо меньшим оказывается различие между американскими банками и банками московской выборки по масштабам привлечения ресурсов с межбанковского рынка. Средняя доля МБК в пассивах американских банков составляет 8,1% против 12,6% у 577 московских банков, причем у крупнейших банков это соотношение меняется почти на противоположное (6,9% у 10 крупнейших банков московской выборки против 15,2% у больших американских банков).

Доля ресурсов ЦБР (в США - Федеральной резервной системы ) у российских банков выше, чем у американских, но в обоих случаях остается незначительной. В российском случае это отражает тот факт, что ужесточение кредитной политики ЦБР по отношению к коммерческим банкам произошло задолго до финансовой стабилизации, и банки вынужденно адаптировались к этой ситуации.

Обращает на себя внимание, что при различии по доле бесплатных обязательств более чем в два раза, расхождение по их главному компоненту - доле расчетных счетов в пассивах оказывается незначительным (29,8% у российских банков против 24,6% у американских). Следовательно, вполне объяснимое при высокой инфляции стремление российских банков к увеличению остатков средств на расчетных счетах наталкивается на объективные пределы.

Как и в случае с бесплатными обязательствами в целом, различия по доле расчетных счетов между крупными российскими и американскими банками более существенны, чем в среднем по выборке. У крупных американских банков доля расчетных счетов в пассивах уменьшается до 23,4%, в то время как у крупнейших банков российской выборки она возрастает до 34,6%, увеличивая, тем самым, разрыв по этому показателю до полутора раз. С одной стороны, это еще раз подтверждает разнонаправленность успешных финансовых стратегий в условиях высокой и низкой инфляции. С другой стороны, это может быть связано с тем, что клиенты крупных московских банков основную часть средств на расчетных счетах держали в валюте и поэтому в меньшей степени были обеспокоены их инфляционным обесценением.

По другому важному элементу бесплатных обязательств - доле корреспондентских счетов в пассивах - средние значения по российской выборке и банкам США кардинально расходятся. Средняя доля корсчетов в пассивах 627 российских банков составляет 18,1%, а в пассивах американских банков - всего 0,9%, т.е. в 20 раз меньше.

Однако в условиях падающего курса рубля действительная цена для банков бесплатных обязательств в рублях и валюте существенно отличается (см. табл. 3)

Таблица 3. Эффективные ставки по статьям баланса

N

Вид инструмента

Номинальная

Эффективная

доходность, % годовых

доходность, % годовых

доходность, % в месяц

12.94

12.95

12.94

12.95

12.94

12.95

Активы:
1 Ссуды и векселя в рублях

163

148

292.46

252.28

12.07

11.06

2 Ссуды и векселя в валюте

33

36

321.41

65.01

12.74

4.26

3 МБК(А) в рублях

117

50

218,05

64,48

10,12

4,23

4 МБК(А) в валюте

20

14

273,72

34,44

11,61

2,49

5 Инвестиции в гос.ценные бумаги

137

95

224,83

134,52

10,32

7,76

6 Денежные средства в рублях

0

0

0,00

0,00

0,00

0,00

7 Денежные средства в валюте

0

0

206,09

16,90

9,77

1,31

8 Счета ностро в ЦБР

0

0

0,00

0,00

0,00

0,00

9 Счета ностро в коммерческих банках в рублях

20

20

22,13

22,13

1,68

1,68

10 Счета ностро в коммерческих банках в валюте

3

3

215,41

20,45

10,05

1,56

11 Обязательные резервы в ЦБР

0

0

0,00

0,00

0,00

0,00

12 Прочие активы в рублях

0

0

0,00

0,00

0,00

0,00

13 Прочие активы в валюте

0

0

206,09

16,90

9,77

1,31

Обязательства:
1 Кредитные ресурсы ЦБР

180

160

435,02

349,05

15,00

13,33

2 МБК (П) в рублях

117

50

218,05

64,48

10,12

4,23

3 МБК (П) в валюте

20

14

273,72

34,44

11,61

2,49

4 Депозиты и долговые обязательства в рублях

91

69

127.03

88.99

7.07

5.45

5 Депозиты и долговые обязательства в валюте

15

16

254.65

36.75

11.12

2.64

6 Счета лоро в рублях

20

20

22,13

22,13

1,68

1,68

7 Счета лоро в валюте

3

3

215,41

20,45

10,05

1,56

8 Расчетные и текущие счета в рублях

20

20

22,13

22,13

1,68

1,68

9 Текущие счета в валюте

3

3

215,41

20,45

10,05

1,56

10 Прочие обязательства в рублях

0

0

0,00

0,00

0,00

0,00

11 Прочие обязательства в валюте

0

0

206,09

16,90

9,77

1,31

Справочно:
прирост курса доллара, %

-

-

206,09

16,90

9,77

1,31

прирост потребительских цен, %

-

-

518,64

45,93

16,4

3,20

Примечание. Рассчитано по ставкам, объявлявшимся крупнейшими московскими банками в декабре 1994 и 1995 гг. с учетом динамики курса рубля. Номинальная доходность финансовых инструментов пересчитана с учетом возможного реинвестирования исходя из предположительных сроков контрактов. По кредитам и депозитам в качестве срока выбран трехмесячный договор, по МБК - недельный.

Учесть эти отличия позволяет группировка обязательств по признаку финансовых расходов, которых та или иная категория обязательств требует от банка с учетом не только номинальных ставок, но и темпов обесценения национальной денежной единицы. Эти агрегаты были названы обязательства, влекущие финансовые расходы, и обязательства, не влекущие финансовых расходов. К обязательствам, влекущим финансовые расходы были отнесены все виды платных обязательств и валютная составляющая бесплатных обязательств, а в состав обязательств, не влекущих финансовых расходов вошла рублевая составляющая бесплатных обязательств.

С учетом расходов по фактической индексации остатков на расчетных и текущих счетах в валюте и других валютных составляющих бесплатных обязательств различие между долей бесплатных обязательств в балансах российских и американских банков существенно уменьшается. Если объединить бесплатные обязательства в валюте с платными обязательствами, то обязательства, не влекущие финансовых расходов, падают у банков российской выборки даже ниже уровня бесплатных обязательств в балансах американских банков 17% и 32%, соответственно (см. табл. 4), если относить средства в расчетах в валюте в балансах российских банков к категории обязательств, влекущих финансовые расходы.

Таблица 4. Альтернативная группировка позиций балансов российских и американских банков

Статьи

Россия **

США

в % к активам

Изменение, %

1.01.95

1.01.96

1.07.93

Активы, не приносящие финансовых доходов

13,94

12,11

-13,13

13,14

Активы, приносящие финансовые доходы

86,06

87,89

+2,12

86,86

Обязательства, не влекущие финансовых расходов

17,87

17,40

-2,63

32,53

Обязательства, влекущие финансовые расходы

69,93

67,05

-4,12

58,46

Примечания. Методика расчета аналитических показателей

1. Активы, не приносящие финансовых доходов: для российских банков из активов, не приносящих дохода, исключены статьи в валюте; для американских банков - активы, не приносящие доход.

2. Активы, приносящие финансовые доходы: для российских банков к активам, приносящим доход, добавлены статьи в валюте из неработающих активов; для американских банков - работающие активы.

3. Обязательства, не влекущие финансовых расходов: для российских банков из бесплатных обязательств исключены статьи в валюте; для американских банков - бесплатные обязательства.

4. Обязательства, влекущие финансовые расходы: для российских банков к платным обязательствам добавлены бесплатные обязательства в валюте; для американских банков - платные обязательства.

Источник: Federal Reserve Bulletin, Nov. 1993; расчеты авторов

Деформированная структура пассивов российских банков отражается и на структуре их активов. Средняя доля неработающих активов по выборке российских банков почти в 4 раза превышает соответствующий показатель у американских банков (соответственно, 51,7% и 13,1%). Главным источником такой диспропорции служат счета ностро. Разрыв по доле корреспондентских счетов в активах российских и американских банков составляет почти 40 (!) раз (соответственно, 32.5% против 0,9%).

Обращает на себя внимание и обратное соотношение между счетами ностро и лоро у банков США. По выборке московских банков среднее отношение счетов ностро к счетам лоро составляет 1,8, т.е. корсчета в активах превышают корсчета в пассивах. У американских банков это отношение составляет 0,92, т.е. корсчета в активах уступают по величине корсчетам в пассивах.

Это расхождение отчасти объясняется тем, что некоторую часть своих корсчетов российские банки вынуждены держать в Центральном банке, который, в свою очередь, не имеет симметричных корсчетов в российских коммерческих банках. В США Федеральные резервные банки участвуют в расчетах наравне в другими коммерческими банками и имеют корсчета как в пассивах, так и в активах. Однако доля корсчетов в ЦБР составляет лишь 8,7% от счетов ностро российских банков по выборке 577 банков и поэтому не может полностью объяснить возникшее расхождение. Какую-то часть этой разницы можно приписать тому обстоятельству, что крупные американские банки являются центрами международных расчетов. Благодаря этому американские банки привлекают больше средств иностранных банков на свои корсчета, чем размещают на корсчетах за рубежом. У российских же банков счета ностро в иностранных банках намного превышают счета лоро иностранных банков, а сальдо по этим счетам составляет 12% суммарных активов банков выборки. Этого вполне достаточно, чтобы объяснить большую часть превышения счетов ностро над счетами лоро у российских банков. Отчасти такое превышение представляет собой плату за низкую международную репутацию российский банков, а отчасти - является результатом операций, связанных с утечкой капитала за рубеж. Однако руководство российских банков вряд ли негативно расценивало гипертрофированную долю корсчетов в валюте в балансах своих банков, поскольку статьи, которые в условиях стабильного курса национальной валюты относятся к не приносящим доходов, в частности, счета ностро в иностранной валюте, превращаются в фактически приносящие доходы в условиях падающего номинального курса национальной валюты.

По средней доле работающих активов в активах американские банки заметно превосходят банки российской выборки (соответственно, 86,9% и 48,3%). У крупнейших российских и американских банков доля работающих активов ниже средней, что может отражать их важную роль в качестве центров межбанковских расчетов, но разрыв между ними еще более увеличивается (82,1% у крупнейших американских банков против 40,9% у крупнейших банков российской выборки).

Главными факторами, предопределяющими резкое отставание российских банков от американских по доле работающих активов, являются сравнительно низкая доля ссуд нефинансовому сектору в активах (31,3% у банков нашей выборки против 58,1% у американских банков) и низкая доля инвестиций в государственные ценные бумаги в активах (4,3% против 22,1%). Последнее обстоятельство, помимо всего прочего, свидетельствует о более рискованной структуре работающих активов российских банков.

Обращает на себя внимание то, что удельный вес МБК в активах американских банков оказывается в 4 раза меньше, чем у банков московской выборки. Таким образом, у американских банков МБК в пассивах в три с лишним раза превосходят МБК в активах (8,1% против 2,6%), а у российских банков превышение МБК в пассивах над МБК в активах составляет всего 1,2 раза (12,6% против 10,8%). У американских банков такое превышение достигается за счет высокой доли МБК, полученных от иностранных банков (5,8% пассивов). Это свидетельствует о прочной международной репутации американских банков и их специфическом положении на международных финансовых рынках, которое позволяет привлекать МБК из-за рубежа на выгодных условиях (в основном это евродоллары). Российские банки пока на высокие международные рейтинги рассчитывать не могут, что лишает большинство из них возможности получать кредиты у иностранных банков на приемлемых условиях.

Весьма неблагоприятное для российских банков соотношение между работающими и неработающими активами, существенно отличающее их от американских банков, может быть объяснено несколькими обстоятельствами.

Во- первых, неразвитость платежной системы в России ведет к удлинению времени расчетов, а низкая степень надежности российских банков вынуждает их требовать от партнеров поддержания значительных остатков на корсчетах. Во- вторых, высокая инфляция создает у банков мощные стимулы к задержке платежей и размещению средств на короткие сроки под проценты. Доходность этих операций при высокой инфляции и отсутствии механизмов индексации рублевых обязательств до востребования многократно превосходит любые маржи, достижимые для подобных краткосрочных операций при стабильных ценах. Таким образом, мотивы для злоупотребления интересами клиентов (включая банки - партнеры) многократно усиливаются. В-третьих, неработающие активы в валюте приносили российским банкам финансовые доходы в условиях падающего курса рубля.

Будучи отдельно взятой, ни одна из этих причин не могла бы дать такого эффекта. Например, в Бразилии, при более развитой платежной системе, хроническая высокая инфляция привела к противоположному результату - резкому ускорению платежей и индексации обязательств. В таких обстоятельствах доля инфляционного дохода, который улавливается банковской системой, не может быть столь значительной, как в России первой половины 90-х годов, где просто отсутствовали банки, способные быстро осуществлять платежи. В банковской системе не было конкурентного давления в направлении повышения скорости платежей, поэтому, как это ни парадоксально звучит, организационно-техническая отсталость российских банков была необходимым условием, позволявшим им извлекать дополнительные доходы в инфляционной среде.

Каковы бы ни были причины непропорционального разбухания у российских банков бесплатных обязательств и неработающих активов, оно имеет серьезные негативные последствия для экономики в целом. Эти последствия связаны не только с пренебрежением интересами банковских клиентов, но и с неоправданным ростом издержек. Их рост происходит как в связи с присвоением банками непомерно высокой доли инфляционного дохода, так и в связи с искусственным замедлением платежей в экономике и гипертрофированной ролью наличного оборота.

Если при сравнении балансов российских банков периода их бурного роста и банков стран со стабильной макроэкономической ситуацией учесть, что статьи, которые в условиях стабильного курса национальной валюты относятся к не приносящим доходов, например, счета ностро в иностранной валюте, превращаются в фактически приносящие доходы в условиях падающего номинального курса национальной валюты, то можно получить более адекватную, на наш взгляд, сравнительную картину структуры балансов. Ситуация высокой инфляции в сочетании с быстро растущим валютным курсом (а именно такая комбинация была наиболее характерна для периода с 1992 - до лета 1995 г.) превращает валютную составляющую неработающих активов в компонент, который по реальной доходности не уступает большинству категорий работающих активов в рублях. Например, в конце 1994 г. эффективные доходности денежных средств в валюте и инвестиций в государственные ценные бумаги в пересчете на месяц отличались, по нашим оценкам, лишь на один

процентный пункт (см. табл.4). Учесть фактическое соотношение доходностей различных видов активов в таких условиях позволяет группировка позиций активов по признаку зарабатывания финансовых доходов. К активам, приносящим финансовые доходы, были отнесены все виды работающих активов и валютная составляющая неработающих активов, а в состав активов, не приносящих финансовых доходов, вошли неработающие активы в рублях.

При такой группировке активов соотношение между активами, приносящими и не приносящими финансовые доходы, у российских банков становится очень близким к американским: активы, приносящие финансовые доходы, составляют 86% активов в 1994 г. и 88% в 1995 г. в среднем по выборке 577 московских банков и 86,9% в среднем по американским банкам (см.табл.4).

Учитывая ту роль, которую в деятельности российских банков рассматриваемого периода заняли операции с иностранной валютой, анализ валютной составляющей в их балансах представляет отдельный интерес.

Прежде всего, обращает на себя внимание выраженная зависимость между вовлеченностью банков выборки в валютные операции и размерами их активов. Банки выборки в зависимости от размера активов были разбиты на 9 групп. Значения интервалов, а также количество банков и средние значения активов в каждом из них приведены в таблице 5.

Таблица 5. Распределение 627 московских банков по интервалам в зависимости от размера активов (по состоянию на 1 января 1995 г.).

№ группы на диаграммах

Границы интервала (млрд. руб.)

Число банков в интервале

Средний размер банка в группе (млрд. руб.)

I

0,05-0,5

83

0,218

II

0,5-1

31

0,732

III

1-5

162

3

IV

5-10

75

7,2

V

10-50

146

24,6

VI

50-200

76

100

VII

200-500

30

344

VIII

500 -1000

14

636

IX

1000-10000

10

3868

Средний удельный вес валютных обязательств в пассивах резко возрастает по мере роста средней величины активов. Аналогичным образом изменяется по мере возрастания активов и средний удельный вес валютных активов в активах (см. рис. 3). Низкий удельный вес валютных средств в балансах мелких банков может объясняться тем, что большинство из них не имеет валютных лицензий и поэтому не ведет валютные счета клиентов. Кроме того, небольшим банкам труднее привлекать в качестве клиентов крупных экспортеров и импортеров. По мере вхождения банков в категорию средних и крупных, нижняя граница которой к началу 1995 г. находилась, очевидно, в диапазоне 10-50 млрд. руб., прирост рублевых обязательств утрачивает решающее значение для роста банка. В группах крупных и крупнейших банков средняя доля валютных обязательств в пассивах приближается к 70%. На практике она может быть еще выше, поскольку, часть валютных средств банков может отражаться не на валютных, а на рублевых счетах.

Рис. 3. Структура валютных активов и обязательств банков выборки, сгруппированных в порядке возрастания активов (в % к активам).

I. Структура валютных активов.

  1. Денежные средства в валюте.
  2. Валютные счета ностро в российских банках.
  3. Счета ностро в иностранных банках.
  4. Средства в расчетах в валюте.
  5. Краткосрочные ссуды в валюте.
  6. МБК в валюте.

II. Структура валютных обязательств.

  1. Валютные расчетные счета.
  2. Валютные счета лоро российских банков.
  3. Счета лоро иностранных банков.
  4. Средства в расчетах в валюте.
  5. МБК в валюте.
  6. Прочие валютные обязательства.

Рис. 4. Расчетные счета в рублях и валюте и открытая валютная позиция у банков выборки, сгруппированных в порядке возрастания активов (%).

I. Доля рублевых и валютных расчетных счетов в пассивах.

  1. Расчетные счета в рублях.
  2. Расчетные счета в валюте.

II. Открытая валютная позиция.

  1. В процентах к капиталу первого уровня(левая ось).
  2. В процентах к активам (правая ось).

Ситуация, сложившаяся на валютном рынке в конце 1994 - начале 1995 г., обеспечивала высокую степень индексации валютных средств по отношению к инфляционному обесценению рубля. Этим обстоятельством не могли не воспользоваться как клиенты, так и сами банки. Повышение удельного веса валюты в бесплатных обязательствах прежде всего отвечало интересам банковских клиентов. В периоды быстрого роста валютного курса такие действия клиентов вступают в противоречие с интересами банков, поскольку они равнозначны введению индексации клиентских счетов.

Судя по балансам банков нашей выборки, в конце 1994 г. большинство клиентов московских банков действительно предпочитало держать свои средства не на рублевых, а на валютных счетах. Валютные средства составляли 77% остатков средств на расчетных и текущих счетах банков выборки. Среднее значение этого показателя резко возрастает по мере роста активов и в группе крупнейших банков составляет 84%.

В свою очередь, у самих банков в периоды быстрого роста валютного курса открывается возможность для получения инфляционного дохода путем конвертации в валюту рублевых средств, находящихся на расчетных счетах. Подобные операции ведут к возрастанию курсовых рисков, однако с точки зрения управления активами задача банков в такой обстановке заметно упрощается. Для получения высоких доходов от использования бесплатных рублевых ресурсов пропадает необходимость их размещения под высокие проценты в виде работающих активов. Примерно такой же эффект достигается путем конвертации этих средств в валюту и размещения их в составе активов, которые традиционно считаются неработающими (например, на счетах ностро в иностранных банках). При этом банки выигрывают и с точки зрения повышения ликвидности активов, и благодаря уменьшению затрат и тех специфических рисков, с которыми обычно сопряжено управление работающими активами.

Совокупность этих факторов приводит к тому, что рыночные стратегии валютных и невалютных банков существенно отличаются. Проиллюстрировать эти различия позволяет группировка банков по доле средств в валюте в активах. Как видно из таблицы 6, абсолютный размер активов банков долей активов в валюте к активам больше 75% (группа 3) превосходит размер активов банков с отношением активов в валюте к активам меньше 25% (группа 1) в 43 раза. При этом доля работающих активов имеет тенденцию к снижению. Это связано как с тем, что банки группы 3 имеют более высокую долю обязательств до востребования в пассивах, что требует поддержания ликвидных активов на более высоком уровне, так и с тем, что банки этой группы имеют возможность использовать ликвидные валютные активы для повышения доходности. Если добавить ликвидные активы в валюте к работающим активам, то активы, приносящие финансовые доходы, демонстрируют тенденцию к росту: если доля работающих активов в активах банков третьей группы меньше, чем в первой группе на 32%, то удельный вес активов, приносящих финансовые доходы, выше на 28% (см. рис.5).

Таблица 6. Характеристики банков выборки, сгруппированных в порядке возрастания доли валютных активов в активах (по данным на 01.01.95)

Группа

1

2

3

4

Интервалы по доле валютных активов в активах

0 -0,25

0,25-0,75

0,75-1

среднее

активы (в млрд. руб.)

18,21

260,1

782,6

111,9

Доля в активах:

работающие активы

0,62

0,53

0,42

0,50

валютные активы

0,09

0,61

0,86

0,65

ликвидные активы (без ФОР в ЦБР)

0,27

0,35

0,47

0,39

активы, приносящие финансовые доходы*

0,65

0,74

0,83

0,76

просроченная задолженность

0,03

0,01

0,00

0,01

Доля в пассивах:

валютные обязательства

0,11

0,60

0,77

0,61

обязательства до востребования (включая средства в расчетах)

0,53

0,67

0,73

0,68

бесплатные обязательства

0,57

0,70

0,74

0,70

Обязательства, влекущие финансовые расходы*

0,26

0,53

0,61

0,53

средства в расчетах в валюте

0,06

0,17

0,19

0,17

валютные активы / валютные обязательства

0,85

1,01

1,11

1,06

прибыль / активы

0,10

0,04

0,02

0,04

прибыль / капитал балансовый

0,51

0,36

0,17

0,31

валютная позиция/активы

-0,02

0,01

0,08

0,03

валютная позиция /капитал балансовый

-0,08

0,05

0,65

0,27

валютная позиция /капитал первого уровня

-0,11

0,09

1,69

0,52

Доля в активах выборки, %

11,99

47,84

40,17

100,00

Число банков в группе

462

129

36

627

* без средств в расчетах в валюте

Рис.5. Характеристики активов и обязательств банков выборки, сгруппированных в порядке возрастания доли валютных активов в активах

I. В % к активам

  1. Работающие активы
  2. Активы, приносящие финансовые доходы (без средств в расчетах в валюте)

II. В % к пассивам

  1. Бесплатные обязательства
  2. Обязательства, не влекущие финансовых расходов (включая средства в расчетах в валюте)

Прибыль в расчете на активы у банков первой группы оказывается в 5 раз выше, чем у банков третьей группы, а в расчете на собственный капитал - в 3 раза. Чтобы объяснить этот феномен, необходимо принять во внимание структуру обязательств этих групп банков: у банков третьей группы формально в балансах преобладают бесплатные обязательства, но с учетом фактической индексации по бесплатным обязательствам в валюте доля обязательств, влекущих финансовые расходы, оказывается у третьей группы в 2,3 раза выше, чем у первой группы.

При всей своей условности группировка банков по возрастанию доли валютных активов в активах позволяет локализовать проблему валютных рисков. Как видно из таблицы 6, у невалютных банков валютные обязательства больше валютных активов, и они имели незначительную в процентах к активам, но отрицательную валютную позицию. Во второй группе валютные активы и валютные обязательства практически сбалансированы, а в третьей группе валютные активы больше валютных обязательств на 11%, так что в процентах к активам положительная открытая валютная позиция составляет 8,4% . Таким образом риски, связанные с поддержанием открытой валютной позиции, в значительной мере концентрируются в 3-й группе, на долю которой приходится 40% активов выборки.

Если соотнести размер открытой валютной позиции банка с размером его капитала, то картина становится еще более отчетливой: при среднем по выборке значении 26,9% в третьей группе банков отношение валютной позиции к балансовому капиталу составляет 64,8%. При этом их собственный капитал более чем наполовину состоит как раз из переоценки валютных средств. Влияние этого обстоятельства позволяет элиминировать использование в качестве базы анализа капитала первого уровня, в состав которого, в соответствии с методикой Базельского комитета, переоценка валюты не включается. В этом случае отношение валютной позиции к собственному капиталу повышается до 168,5%.

Таким образом, банки с высокой долей активов в валюте принимают на себя большой валютный риск на капитал первого уровня, доля которого в пассивах вообще невелика по выборке (6,6%), а в третьей группе составляет всего 5%.

Проблема принимаемых банками валютных рисков заслуживает отдельного рассмотрения. Как видно из диаграммы 6(II), средняя открытая валютная позиция является положительной у всех без исключения групп банков. Это свидетельствует о том, что финансовые стратегии большинства банков в конце 1994 г. были ориентированы на дальнейший быстрый рост номинального валютного курса. В процентах к величине активов средняя величина открытой валютной позиции по группам банков сильно колеблется, не обнаруживая какой-либо тенденции. Однако ни у одной из групп она не превышает 4%.

Как показывают расчеты, из 627 банков выборки на 1.01.95 261 банк имел открытую валютную позицию при положительном собственном капитале первого уровня. У 82 валютная позиция была отрицательной, а у 179 банков - положительной. Из этого числа у 78 банков открытая валютная позиция превышает размер капитала первого уровня, в т.ч. у 31 она отрицательная, а у 47 - положительная (см. табл. 7).

Таблица 7. Структура баланса в группах банков с наиболее рискованной валютной политикой на 01.01.95*

Статьи баланса в % к активам

Банки с максимальной открытой валютной позицией

В среднем по выборке

отрицательной **

положительной ***

Денежные средства

1,29

1,52

1,72

Корреспондентские счета

20,46

47,10

32,98

  в ЦБР

2,52

1,25

2,88

  в коммерческих банках

17,94

45,85

30,10

    в рублях

4,90

4,78

4,34

    в валюте

13,04

41,07

25,76

Обязательные резервы в ЦБР

0,84

1,14

2,04

Средства в расчетах

16,40

9,16

10,04

Основной капитал и хозяйственные материалы

1,19

0,89

1,76

Нематериальные активы

0,08

0,10

0,14

Прочие активы

1,11

1,37

1,81

Итого: Активы, не приносящие дохода

41,38

61,28

50,47

Кредиты выданные

47,21

34,89

43,19

Ссуды, всего

28,37

29,84

32,13

Учтенные векселя

0,73

0,16

0,70

Ссуды нефинансовому сектору

27,64

29,67

31,43

Краткосрочные ссуды

27,51

29,54

31,12

  в рублях

6,22

4,37

9,31

  в валюте

21,29

25,17

21,81

Долгосрочные ссуды

0,13

0,13

0,30

Факторинг и лизинг

0,00

0,00

0,01

МБК

18,84

5,05

10,99

  в рублях

6,71

2,56

5,10

  в валюте

12,13

2,49

5,90

Финансовая помощь банкам

0,00

0,01

0,07

Инвестиции

11,06

2,93

5,32

  Права участия

0,35

0,11

0,27

  Ценные бумаги

10,71

2,82

5,05

    государственные

8,96

2,30

4,25

    негосударственные

1,75

0,53

0,80

Задолженность по кредитам

0,34

0,89

1,02

Итого: Работающие активы

58,62

38,72

49,53

АКТИВЫ

100,00

100,00

100,00

Уставной фонд

3,19

2,28

4,03

-Собственные акции, выкупленные у акционеров

-0,01

-0,13

-0,08

Резервный фонд

0,32

0,28

0,55

Нераспределенная прибыль прошлых лет

0,88

1,36

2,01

Нераспределенная прибыль отчетного года

0,73

0,82

1,06

+ Прибыль (убытки) отчетного года

2,27

2,23

3,95

- Распределение прибыли отчетного года

-1,53

-1,40

-2,89

Переоценка валютных средств

1,41

8,57

4,77

+ Переоценка валютных средств (П)

10,53

8,59

6,44

- Переоценка валютных средств (А)

-9,13

-0,02

-1,67

Резервы под кредиты и ценные бумаги

0,37

0,47

0,47

КАПИТАЛ

6,90

13,65

12,82

Депозиты

1,26

1,35

2,21

Краткосрочные займы

15,34

8,97

13,55

Ресурсы ЦБ

0,01

0,12

0,36

МБК

15,33

8,85

13,19

  в рублях

4,11

1,95

4,30

  в валюте

11,22

6,90

8,89

Долговые обязательства на рынке

0,54

0,57

1,25

Прочие платные обязательства

0,00

0,01

0,08

Итого: Платные обязательства

17,14

10,91

17,10

Расчетные счета и текущие счета

20,87

35,06

29,14

  в рублях

3,35

3,70

6,77

  в валюте

17,52

31,36

22,37

Корреспондентские счета

16,10

22,67

18,39

  рублях

3,22

6,48

5,54

  в валюте

12,88

16,19

12,85

Средства бюджетов и внебюджетных фондов

0,57

0,16

1,60

Средства в расчетах

33,32

14,41

16,71

Прочие бесплатные обязательства

5,11

3,14

4,23

Итого: Бесплатные обязательства

75,96

75,44

70,08

ОБЯЗАТЕЛЬСТВА

93,10

86,35

87,18

ПАССИВЫ

100,00

100,00

100,00

Справочно:
Активы (млрд.руб.)

347,20

679,50

111,90

Доля в активах выборки, %

15,30

45,50

100,00

Число банков

31

47

627

* Включены только банки, имевшие неотрицательный капитал первого уровня
** Банки c отрицательной открытой валютной позицией, превышающей величину капитала.
*** Банки c положительной открытой валютной позицией, превышающей величину капитала.

При сравнении структуры балансов этих двух крайних групп обращает на себя внимание ряд общих черт. В частности, активы у них выше среднего по выборке (за счет 2-3 очень крупных банков, имеющихся в обеих группах). Прибыль на активы в обеих группах ниже среднего по выборке. Величина валютного риска в расчете на активы, который принимают на себя банки этих групп тоже довольно близкая: без учета знака отношение открытой валютной позиции к активам несколько больше 10% (-12,7% и 10,2%, соответственно). В то же время величина риска по отношению к базовому капиталу без учета знака в группе с отрицательной открытой валютной позицией в 2,7 раза выше (-9,55 и 3,49, соответственно). Структура балансов этих групп имеет и существенные отличия. Так, банки, входящие в эти группы, отличаются по соотношению работающих и неработающих активов: у группы с положительной открытой валютной позицией неработающие активы составляют 61,3%, у группы с отрицательной открытой валютной позицией 41,4% при среднем по выборке 50,5% (см. табл. 7).

У группы с положительной валютной позицией 47% активов находились на корсчетах, в том числе 28,7% - в СКВ в иностранных коммерческих банках. У группы с отрицательной открытой валютной позицией - только 20,4% и 5,2%, соответственно. Зато у этой группы заметно выше доля средств в расчетах в валюте (16,4% по сравнению с 9,2% у группы с положительной открытой валютной позицией).

Структура работающих активов также имеет существенные отличия: при близком удельном весе в активах ссуд нефинансовому сектору, банки группы с положительной открытой валютной позицией несколько более активно выдавали ссуды в валюте: их доля в активах этих групп составила 25,2% и 21,3%, соответственно. Банки с отрицательной открытой валютной позицией были более ориентированы на рынок МБК: доля в активах выданных МБК у них составила 18,8%, а у группы с положительной открытой валютной позицией 5,0%, наиболее велико различие по доле МБК в валюте. Кроме того, банки с положительной открытой валютной позицией имели очень небольшой портфель ценных бумаг, в то время как у банков с отрицательной открытой валютной позицией он составлял 11% (в том числе государственные ценные бумаги 8,9%).

Политика в области привлечения ресурсов также сильно отличалась. При практически одинаковой доле бесплатных обязательств (76% у банков с отрицательной открытой валютной позицией и 75,5% - с положительной), у банков с положительной открытой валютной позицией более 35% пассивов приходится на расчетные и текущие счета, в том числе 31,4% - на валютную

составляющую. У банков с отрицательной открытой валютной позицией этот вид обязательств составляет 20,8% и 17,5% пассивов, соответственно, а основную часть бесплатных обязательств составляют средства в расчетах в валюте (33,3% пассивов при среднем по выборке 16,7%).

Группа банков с отрицательной открытой валютной позицией в большей степени, чем группа банков с положительной открытой валютной позицией опиралась на платные обязательства: доля этой категории обязательств в их балансе 17,1% (что близко к среднему по выборке) по сравнению с 10,9% у группы банков с отрицательной открытой валютной позицией. Основная часть платных ресурсов приходилась на краткосрочные займы на рынке МБК в валюте. Более низкая доля платных обязательств компенсируется у банков с положительной открытой валютной позицией более высоким удельным весом собственного капитала - 13,7% пассивов (против 6,9% - у банков с отрицательной открытой валютной позицией, что в 1,8 раза меньше, чем в среднем по выборке. В основном, различия связаны с долей переоценки валютных средств: у банков с положительной открытой валютной позицией она составляет 8,6%, а с отрицательной - только 1,4% пассивов.

Приведенные данные свидетельствуют, что крупные московские банки (по крайней мере, банки, вошедшие в выборку), в конце 1994 г. проводили рискованную валютную политику, принимая значительные по сравнению с собственным капиталом риски, причем ожидания движения валютного курса у них существенно расходились. Часть, очевидно, ориентировалась на продолжение падения курса рубля, банки же с высокой отрицательной открытой валютной позицией, возможно, ожидали резкого изменения валютной политики, например, фиксации валютного курса или введения валютного коридора.

Динамика валютного курса, как и изменения в валютной политике российского правительства в 1995 году, потребовали от банков серьезной коррекции характера валютных операций, поскольку относительная доходность активных операций в валюте и цена привлечения валютных ресурсов претерпели значительные изменения (см. табл. 3 и рис. 6). Одновременно, банки в 1995 году оказались перед лицом проблем, поставленных перед ними начавшейся финансовой стабилизацией и ужесточением политики обязательных резервов. По мере приближения финансовой стабилизации, "золотой век" российских банков подходит к концу. Кризис московского межбанковского рынка в августе 1995 г.- это лишь один из первых симптомов затруднений, с которыми могут столкнуться российские банки в процессе адаптации к новым условиям. Снижение инфляции, замедление обесценения рубля приводят к исчезновению условий для тех спекулятивных операций, которые лежали в основе периода бурного экстенсивного роста банковской системы. В новой фазе банки сталкиваются с необходимостью пересмотра стратегии развития и набора предоставляемых услуг.

Рис. 6. Темпы инфляции и доходность по кредитам и депозитам в долларах в 1994-1995 гг. (в процентах годовых)

1 - кредиты в валюте
2 - депозиты в валюте
3 - темпы инфляции

Примечание. Доходность рассчитана по трехмесячным инструментам с учетом реинвестирования и динамики валютного курса по ставкам, объявлявшимся крупнейшими московскими банками

Финансовая стабилизация ведет к заметному уменьшению доходности большинства банковских операций и к серьезным структурным сдвигам в балансах коммерческих банков. Сравнение балансов московских банков и банков стран со стабильной макроэкономической ситуацией демонстрирует направления тех серьезных структурных изменений, которые должны претерпеть балансы большинства коммерческих банков России. Результатом финансовой стабилизации в России станет гораздо более низкий уровень инфляции и номинальных процентных ставок по рублевым кредитам и депозитам. В этом случае сложившаяся структура балансов российских банков перестает быть оптимальной с точки зрения максимизации доходности, и основные структурные пропорции неизбежно будут меняться в сторону сближения с показателями, характерными для банков США и других стран с устойчивой макроэкономической ситуацией.

В 1995 году банковская система России только начала движение по этому пути. Падение темпов инфляции привело к росту давления в направлении снижения процентных ставок , но чувствительность финансовых инструментов к этому давлению оказалась различной. В январе-мае 1995 года по мере снижения инфляции произошло резкое падение доходности по валютным кредитам и депозитам, на протяжении нескольких месяцев 1995 года эффективная доходность по валютным кредитам и инструментам была отрицательной в рублевом выражении (см. рис. 6). Возобновившийся в августе рост курса доллара привел к постепенному сближению темпов инфляции и доходности по валютным кредитам и депозитам, хотя реальные ставки остались отрицательными.

Доходность по рублевым кредитам и депозитам оказалась менее восприимчивой к темпам инфляции (см. рис. 7). На протяжении января - мая уровень доходности по рублевым инструментам оставался практически неизменным. В условиях снижающейся инфляции это означало рост реальной доходности. С февраля 1995 года реальная доходность по рублевым кредитам стала положительной, а по рублевым депозитам вплоть до июля реальная доходность колебалась на уровне нулевой отметки. В мае-июле произошло падение ставок по рублевым кредитам и депозитам, далее доходность по кредитам начала расти, а по депозитам осталась на прежнем уровне. В результате вырос спрэд по рублевым инструментам, а реальная доходность по кредитам и депозитам в рублях с июля стала положительной.

Рис. 7. Темпы инфляции и доходность по кредитам и депозитам в рублях в 1994-1995 гг. (в процентах годовых)

1 - кредиты в рублях
2 - депозиты в рублях
3 - темпы инфляции

Примечание. Ставки по кредитам и депозитам рассчитаны для трехмесячных инструментов с учетом реинвестирования по ставкам, объявлявшимся крупнейшими московскими банками

В результате прибыль на активы у банков выборки осталась практически на том же уровне: если в 1994 г. средняя прибыль на активы у 577 банков составила 4,3%, то в 1995 г. - 4,4%. Отсутствие тенденции к падению прибыльности в условиях банковского кризиса может выглядеть парадоксальным, но анализ изменений, произошедших в структуре балансов банков помогает во многом понять причину этого.

Самым существенным изменением был рост доли работающих активов в активах банка и, соответственно, снижение доли активов, не приносящих дохода; в пассивах, напротив, возросла доля платных обязательств банков. Снижение доли активов, не приносящих дохода, произошло прежде всего за счет уменьшения доли корсчетов в коммерческих банках в активах, соответственно уменьшилась и доля корсчетов российских банков в пассивах. Можно назвать две основные причины этого. Во-первых, в 1995 году ЦБР ввел резервирование средств, привлеченных на корсчета, что сделало подобные операции менее выгодными для банков. Особенно большую роль это имело для корсчетов в рублях, ставка резервирования по которым составила 20%. Но на 1.01.95 около 85% всех корсчетов было открыто российскими банкам в иностранной валюте, причем на иностранные банки приходилось 65% валютных корсчетов (см.табл.8)

Таблица 8. Структура корсчетов на 1.01.95 и 1.01.96* (в % к активам).

 

1.01.95

1.01.96

Корреспондентские счета НОСТРО

33,14

12,69

  в ЦБР

2,82

2,30

  в коммерческих банках

30,32

10,39

  в рублях

4,26

0,79

   в валюте

26,06

9,60

   в российских банках

9,04

4,20

   в иностранных банках

17,02

5,40

Корреспондентские счета ЛОРО

18,11

4,64

  в рублях

5,44

0,36

 в валюте

12,67

4,28

  российских банков

7,92

2,72

   иностранных банков

4,76

1,56

* Рассчитано по выборке 577 банков.

Второй и, возможно, важнейшей причиной явилось замедление темпов роста валютного курса. В 1994 году банки могли получать доход от удорожания средств на валютных корсчетах в рублевом выражении из-за роста валютного курса, не неся при этом никакого кредитного риска, особенно если партнером выступал солидный западный банк. Прекращение ускоренного роста валютного курса в 1995 году и даже начало его падения сделало подобную практику невыгодной. В результате произошло резкое снижение доли корсчетов в иностранных банках, а средства на валютных корсчетах в российских банках стали оформляться как МБК, по которым не производилось резервирование и выплачивались более высокие проценты. В результате процесс снижения остатков на корсчетах был во многом скомпенсирован ростом выданных МБК, и сумма средств в российских банках изменилась незначительно.

Таблица 9. Изменение структуры активов российских банков в 1995 г.*

Показатель (в % к активам)

1.01.95

1.01.96

Изменение, %

Средства в банках

41,12

26,49

-37,11

Выданные МБК

10,80

16,10

49,07

Корсчета в российских банках

13,30

4,99

-62,48

Итого: Средства в российских банках

24,10

21,09

-12,49

Корсчета в иностранных банках

17,02

5,40

-68,27

Средства, предоставленные нефинансовому сектору

37,51

52,31

+39,46

Ссуды **

31,29

41,34

+32,12

Государственные ценные бумаги

4,43

8.14

+83,75

Негосударственные ценные бумаги ***

0,63

1,73

+174,60

Прочие работающие активы

1,16

1,10

-5,17

* рассчитано по выборке 577 московских банков.
** за вычетом резерва под возможные потери по ссудам.
*** за вычетом резерва под возможные потери по ценным бумагам.

В результате такого перевода средств с корсчетов на рынок МБК произошли и соответствующие изменения в структуре банковских балансов: возросла доля работающих активов и платных обязательств. Однако снижение в активах доли корсчетов на 19 процентных пунктов сопровождалось ростом МБК только на 5,3 пункта, доля ценных бумаг повысилась на 4,8 пункта. Таким образом, прирост доли работающих активов был обеспечен прежде всего за счет роста доли ссуд нефинансовому сектору. В балансах 577 банков доля ссуд нефинансовому сектору возросла с 31,3% до 41,3% активов или на 32% (см. табл.9). Общим итогом этих изменений стал рост доли банковских активов, предоставленных нефинансовому сектору и снижение доли средств, обращающихся внутри банковского сектора. Одновременно банки активизировали операции по предоставлению гарантий: за 1995 год объем гарантий, предоставленных банками выборки, в процентах к активам вырос более чем в три раза. Т.о. ценой сохранения прибыльности на уровне прошлого года стало общее повышение рискованности операций и, соответственно, доли рискованных активов в активах.

Структура пассивов банков также претерпела заметные изменения. Доля бесплатных обязательств в пассивах упала на 14,6 процентных пункта. Как и в активах, это снижение почти полностью приходится на корсчета, доля которых уменьшилась на 13,5 пунктов. В то же время, "компенсирующее" увеличение МБК составило 4,6 пункта (в основном, этот рост был достигнут за счет привлечения МБК в валюте). Почти до 6% выросла доля депозитов, хотя российские банки по-прежнему сильно отличаются по этому показателю от американских. Особенно выгодным для банков при сложившейся в 1995 году на финансовых рынках конъюнктуре было привлечение депозитов в валюте, доходность которых в течение нескольких месяцев 1995 года была отрицательной в рублевом выражении (см. рис. 9). Но в целом платные обязательства увеличились только на 11,2%, одновременно повысилась на 3,3% доля в пассивах собственных средств.

В целом же можно констатировать, что за 1995 год в деятельности российских банков произошли существенные перемены, но процесс адаптации банков пока далек от завершения как в силу особенностей протекания в России финансовой стабилизации, так и в силу причин находящихся внутри самого банковского сектора. Так, в 1995 г. не произошло заметного падения номинальных процентных ставок по кредитам в рублях, а спрэд кредитных и депозитных ставок по рублевым инструментам даже вырос (см.рис.7 и 8).

В сочетании со снижением ставок по валютным инструментам это привело к нарушению паритета процентных ставок по рублевым и валютным инструментам и сегментации банковских операций: доходность рублевых кредитов с середины 1995 года стала существенно превышать доходность валютных (см. рис 9). Такое положение открывает возможности для арбитражных операций и создает стимулы для оптимизации банковских балансов. В частности, повышение прибыльности банковской деятельности требует снижения доли валютных ссуд в кредитном портфеле банка, что, очевидно, наталкивается на сопротивление клиентов банков. Доля валютных краткосрочных ссуд в кредитном портфеле банков выборки упала незначительно - c 67 до 62%. Удельный вес обязательств в валюте тоже снизился (с 61% до 51%), несмотря на очевидную предпочтительность обязательств в валюте с точки зрения максимизации банковской маржи.

Рис. 8. Спрэд по кредитным и депозитным ставкам в 1994-1995 гг. (в процентах годовых).

1- по кредитам и депозитам в рублях
2- по кредитам и депозитам в долларах
3- по кредитам в долларах и депозитам в рублях
4- по кредитам в рублях и депозитам в долларах

Примечание. Спрэд приведен между эффективными ставками

Рис. 9. Эффективные ставки по кредитам и депозитам в 1994-1995 гг. *

1 - кредиты в рублях
2 - депозиты в рублях
3 - кредиты в валюте
4 - депозиты в валюте

* Ставки приведены в годовом выражении с учетом реинвестирования, доходность по валютным кредитам и депозитам учитывает изменение курса доллара за период действия договора (3 месяца).

Снижение кредитных ставок по рублевым контрактам является неизбежным атрибутом финансовой стабилизации; от того, как скоро это произойдет, зависит успешность выхода России из промышленного кризиса и возможность дальнейшего развития кредитования банками реального сектора. В то же время, поддержание устойчивости банковской системы на переходном этапе требует сохранения высоких кредитных ставок. Решение этой дилеммы для многих банков может оказаться очень сложной задачей, требующей взвешенного подхода к формированию стратегии банка.

РЕКЛАМА

ОБРАТИТЕ ВНИМАНИЕ

Худая теплица
Предвестники кризиса
Правда о Вашем банке



ПАРТНЕРЫ
 
 

Главная | Новости | Кризис - 1998 | Реформы | Регулировани | Банки и реальный сектор | Вклады граждан в банках | Перспективы развития банковской системы России | Архив новостей
| Правила пользования | Заметки на полях | Горячее | Книги | Цитируемость | Анонсы | Публикации | Перспективы развития банковской системы России | Ссылки
   

Copyright © Михаил Матовников 2000-2017. При заимствовании информации с сайта ссылка на источник обязательна.