ТЕМАТИЧЕСКИЕ РУБРИКИ

АНАЛИТИЧЕСКИЕ МАТЕРИАЛЫ




НЕКОНКУРЕНТОСПОСОБНЫЕ И БЕЗЗАЩИТНЫЕ

Михаил МАТОВНИКОВ,
заместитель генерального директора Рейтингового агентства Интерфакс,
к.э.н.

Крупнейшие российские банки в мировом масштабе не меньше российских предприятий. Но их слишком мало. Почему-то у нас популярно убеждение, будто Россия — страна больших по мировым меркам корпораций нефинансового сектора и мелких банков. Из этой предпосылки выводятся очень многие следствия для экономической политики. Реальные данные подвергают сомнению прямолинейность выводов.

По данным американского журнала Fortune, в число 500 крупнейших компаний мира по объему реализации за 2000 год вошли 2 российские компании. Газпром в списке 500 крупнейших компаний мира занял 280-е место, ЛУКойл — 361-е, а РАО ЕЭС, по данным журнала «Эксперт», могло бы претендовать на 435-е место, но не было включено в список его составителями. По данным журнала «The Banker», по итогам 2000 года в число 1000 крупнейших банков попали 5 российских. Внешторгбанк по размеру капитала занял 222-е место в мире, Сбербанк — 301-е, Газпромбанк — 415-е, Собинбанк — 708-е, а МДМ-банк — 814-е. По данным Рейтингового агентства Интерфакс, на попадание в число 1000 крупнейших банков в восьмую сотню мог рассчитывать и Росбанк.

Получается, что в мировых масштабах крупнейшие российские банки оказываются даже больше, чем наши крупнейшие предприятия. Впрочем, факт недостаточной обеспеченности кредитами реального сектора экономики нельзя отрицать. По итогам прошлого года доля активов банковской системы России в ВВП составила всего 22,3%. В странах Вышеградской группы показатель выше в несколько раз. Например, в Польше по итогам 2000 года он составил 53%, в Венгрии — 64%, а в Чехии превысил 102%.

Структурная проблема отечественного банковского сектора состоит в том, что на Газпром приходится всего 14,7% реализации 100 крупнейших предприятий страны, а на Сбербанк — 32,3% активов нашей банковской системы. У нас есть очень крупные даже по масштабам российской экономики банки, но их крайне мало по сравнению с числом крупных предприятий. Для нормального функционирования банковской системы России требуется несколько Сбербанков. Есть и еще одна проблема: в отличие от корпораций, российские банки в мировом масштабе неконкурентоспособны.

Иностранные банки давно присутствуют в России. Говоря о присутствии иностранных банков в России, его чаще всего оценивают по доле банков со 100%-м иностранным капиталом в основных показателях нашей банковской системы. В реальности все сложнее: иностранцы давно вышли на российский рынок напрямую, не организуя здесь дочерних структур.

Роль «иностранцев» в России становится все более явной. Данные по банкам 19 развитых стран, публикуемые Банком международных расчетов, говорят о масштабном присутствии иностранных банков на российском кредитном рынке.


Распределение кредитов иностранных банков по секторам экономики России

Период

Кредиты банков по секторам, млрд. долл.:

Доля банков в заимствованиях, %

Банки*

Госсектор

Небанковский частный сектор

1994

41.5

3.6

2.9

86.5

1995

43.8

3.6

4.0

85.0

1996

43.0

6.8

7.5

75.0

1997

40.3

8.8

23.0

55.8

1998

38.1

3.9

18.2

63.2

1999

29.7

3.2

15.2

61.7

2000

27.4

3.5

14.7

60.0

01.07.01

17.5

4.0

14.9

47.8

*Включая банки со 100%-м иностранным капиталом и кредиты Внешэкономбанку, которые уместнее классифицировать как кредиты государственному сектору.

Источник: рассчитано по данным Банка международных расчетов


Значительная часть иностранных кредитов, привлеченных российскими предприятиями в 1996–1997 годах, получена всего несколькими заемщиками, основным из них является самый желанный из российских клиентов — Газпром. По данным годового отчета за 2000 год, объем банковских кредитов, полученных концерном, на конец 1999 года составил 257,7 млрд. рублей, или $9,5 млрд. Из них 90,7% кредитов Газпром получил от зарубежных банковских консорциумов, на «прочие» кредиты (среди них и займы от российских банков), пришлось всего 9,3% банковских заимствований Газпрома. К концу прошлого года банковские заимствования сократились до 184,7 млрд. рублей ($6,6 млрд.), но доля иностранных консорциумов возросла до 94,4% банковских займов.


Кредиты, полученные российскими предприятиями от банков

Источник: рассчитано по данным Банка международных расчетов и Банка России


В конце 1994 года российские предприятия получили от банков развитых стран кредитов на 2,9 млрд. долларов. Своего пика иностранное кредитование российских предприятий достигло к концу 1997-го, когда объем полученных займов составил $23 млрд. К концу 1998-го кредиты зарубежных банков нашим предприятиям упали до $18,2 млрд., а в результате девальвации объем кредитов, выданных предприятиям российскими банками, в долларовом выражении также сократился — с $46,6 до $18,7 млрд. В результате объем кредитов, полученных российскими предприятиями от отечественных и зарубежных банков, к концу 1998 года практически сравнялся.

С 1999 года объем кредитов, полученных российскими предприятиями от иностранных банков, снижался, отечественные же банки увеличивали кредитование. По сравнению с концом 1998-го доля кредитов зарубежных банков в кредитовании российских заемщиков снизилась с 49,3 до 27,5%. Можно подумать, будто наши банки постепенно отвоевывают у «иностранцев» родной кредитный рынок. На деле все не так благополучно. Сокращение заимствований Газпрома на $2,5 млрд. в 2000 году существенно влияет на агрегированные показатели в целом по стране. За то же время кредиты иностранных банков другим заемщикам, кроме Газпрома, выросли с $6,5 до $8,6 млрд., то есть на $2,1 млрд.

Еще красноречивее данные о доле кредитов зарубежных банков, полученных нашими банками, в общем объеме иностранных кредитных ресурсов, полученных российскими заемщиками. С 1994 года она быстро снижалась: если в конце 1994-го она составила 86,5%, то к концу 1998-го упала до 63,2%, к концу 2000-го — до 60,0%, а к середине 2001-го — уже до 47,8%.


Доля кредитного рынка России иностранных банков

Период

Кредиты предприятиям

Доля иностранных банков в заимствованиях предприятий, %

иностранных банков

российских банков*

1994

2.9

34.4

7.7

1995

4.0

42.4

8.7

1996

7.5

40.9

15.5

1997

23.0

46.6

33.1

1998

18.2

18.7

49.3

1999

15.2

21.5

41.3

2000

14.7

33.9

30.2

01.07.01

14.9

39.4

27.5

* Включая кредиты банков со 100% иностранным капиталом.

Источник: рассчитано по данным Банка международных расчетов


Существенное изменение, произошедшее в 2000–2001 годах, — резкое расширение круга заемщиков, получающих прямые, то есть без посредничества российских банков, кредиты зарубежных банков. При определенных усилиях многие крупнейшие предприятия могут рассчитывать получить иностранные кредиты на условиях, заметно лучших, нежели предлагают наши банки.

Эти кредиты намного привлекательнее российских по всем параметрам: сроку, цене, объему. Типичный кредит иностранных банков выдается сроком от года до трех лет под 4–8% годовых на сумму $100 млн. и выше. По данным Банка международных расчетов, 30,3% кредитов, полученных нашими заемщиками, выданы на срок более двух лет. Кредитовать «своих» на таких условиях не может практически ни один российский банк.

«Дочки» иностранных банков стали необходимы для России. Проводниками значительной части иностранных кредитов в Россию являются дочерние структуры иностранных банков в России, в частности Международный Московский Банк и Райффайзенбанк Австрия. За 2001 год ММБ совместно со своими акционерами Beirische Hypo-und-Vereinsbank и BCEN Eurobank организовал 7 сделок синдицированного кредитования на общую сумму $500 млн. сроком до двух лет с доходностью от 3,15 до 5% сверх ставки LIBOR. Райффайзенбанк с начала 2001 года организовал 8 синдицированных кредитов на $360 млн. Таким образом, всего два банка за неполный год организовали синдицированные кредиты на $860 млн. (сравните: все кредиты небанковскому сектору, выданные этими банками российским заемщикам, на 1 октября 2001 года составили $800 млн.).


Динамика суммы привлеченных средств граждан в Банке Австрия и Райффайзенбанке

Источник: рейтинговое агентство Интерфакс


Отечественные банки в уходящем году тоже взялись за такие кредиты, но участниками синдикатов выступают российские кредитные организации. Типичный синдицированный кредит, организованный нашими банками, выдается в рублях на сумму около $25 млн. под 20–25% годовых сроком до одного года. Много более выгодные синдикации с участием иностранных банков почти никогда не организуются нашими, так что и доходы от посредничества на этом рынке все чаще уходят от банков с российским капиталом.

Привлекательные условия кредитования у «иностранцев» неизбежно ведут и к перераспределению клиентуры даже по расчетным операциям в пользу российских «дочек» зарубежных банков. Не секрет, что чаще всего получение кредита подразумевает перевод в банк части оборотов клиента, чтобы кредитор мог отслеживать его финансовое состояние. Рост доли иностранных банков на сегменте кредитования неизбежно будет отражаться в расчетном обслуживании.

Даже на сугубо внутреннем рынке депозитов граждан в 2001 году выявилась любопытная тенденция. Известно, что после кризиса доля «дочек» иностранных банков заметно выросла: если к концу 1998-го она составляла 0,5%, то к 1 октября 2001-го — уже 1,4%. Но самое важное — качественные аспекты конкуренции на розничном рынке.

Темпы роста депозитов граждан в ряде иностранных банков очень высоки, несмотря на низкие проценты по депозитам и высокие по сравнению с нашими банками тарифы по пластиковым картам. Тем не менее, российские вкладчики идут в иностранные банки и даже стоят в очередь на открытие счета. Для них крайне важно зарубежное происхождение банка, причем он должен быть «иностранцем» не только по капиталу, но и по названию.

Значение фактора иностранной марки показали первые результаты слияния ММБ и Банка Австрия. Накануне слияния с Международным Московским банком темпы роста депозитов граждан в Банке Австрия снизились, а у его прямого конкурента — Райффайзенбанка — без всяких видимых причин оказались рекордными. Единственное объяснение этого парадокса — перераспределение клиентуры между двумя банками в пользу воспринимаемого как «более иностранный» Райффайзенбанка. Начало розничных программ в других зарубежных, особенно с известной маркой, банках будет способствовать активизации возвращения сбережений в экономику. Российский вкладчик уже «созрел» для того, чтобы принять как должное не только западный уровень сервиса, но и проценты по вкладам, и комиссии по карточным операциям.

Только иностранные банки оказались способны заставить самую состоятельную прослойку россиян перевести свои сбережения (или их часть) из наличной валюты в банковские депозиты — задача, которая оказалась не под силу крупнейшим отечественным банкам.

Офшорные ресурсы российских банков иссякают. Есть у российских банков и свой секрет процветания. В течение многих лет они зарабатывали на выводе капиталов за рубеж, продолжается это и поныне. Однако в 2000 году начался и обратный процесс. Возвращение офшорного капитала в Россию под видом иностранных кредитов позволяет компенсировать некоторое снижение кредитования со стороны банков развитых стран, но и офшорный капитал постепенно начинает проходить мимо российских банков.

Между статистикой Банка международных расчетов и платежным балансом России заметно определенное противоречие. По данным последнего (как и цифрам отчета по международной инвестиционной позиции российских банков), объем иностранных заимствований отечественных банков растет, согласно же данным Банка международных расчетов — падает. Несоответствие объясняется влиянием динамики задолженности Внешэкономбанка, а также данными по странам, не входящим в группу наиболее развитых стран мира, и прежде всего — офшоров.

Задолженность российских банков перед иностранными на 1 октября 2001 года составила почти $600 млн. Парадоксальным образом на втором после Великобритании месте по объему требований к российским банкам оказалась Югославия, точнее, Черногория. Подобная ситуация сложилась из-за сочетания крайне льготных условий создания банков в Черногории (для чего до 2001 года требовалось всего $20 тыс.) и того, что ЦБ не включал Черногорию в список офшорных зон, для которых предусмотрен более жесткий порядок начисления резервов под возможные потери. В итоге к середине 2001 года российские банки привлекли от черногорских более $100 млн., а разместили там в девять (!) раз больше. Но всему приходит конец. Банк России уже исправил недосмотр, и с нового года под операции с банками Черногории россиянам придется формировать резервы в размере 50% от объема требований. Одного этого будет достаточно, чтобы «закрыть» этот офшор для российских банков.

В целом сумма займов от офшорных банков снижается. Пик заимствований пришелся на 1 апреля 2001 года, после чего началось определенное падение. Однако их, разумеется, нельзя сравнивать с кредитными ресурсами банков развитых стран.

Российские банки не могут рассчитывать на протекционизм. Проникновение иностранных банков на отечественный кредитный рынок воздействует на всю банковскую систему. Лучшие наши заемщики получают доступ к зарубежным кредитам на очень привлекательных условиях, что сокращает долю рынка российских банков в кредитовании лучших заемщиков и потенциально снижает качество кредитного портфеля. В то же время иностранное кредитование снижает уровень процентных ставок и внутри России. Для клиентов этот процесс благоприятен, но для банков ведет к резкому снижению процентной маржи, которое выглядит особенно угрожающим, когда российские банки платят более высокие проценты по депозитам граждан, чем наши заемщики платят по кредитам, полученным от иностранных банков.

Естественно, подобные тенденции дают повод банкам требовать защиты от западной конкуренции. Но… конец 2001 года ознаменовался сообщениями о дальнейшей либерализации операций иностранных банков в России.

Самое поразительное, что проникновение иностранных банков происходит без открытия филиалов в России, поверх национальных ограничений. У нас действует разрешительный порядок получения подобных кредитов, но даже здесь вводятся определенные послабления. Так, c 1 октября 2001 года Банк России отменил требование разрешений на получение кредитов от иностранных банков сроком более 180 дней в сумме до $100 млн.

В сентябре 2001 года Центробанк объявил о намерении разрешить банкам открывать филиалы на территории РФ. До сих пор «иностранцы» могли присутствовать в России лишь через свои дочерние банки, этой возможностью воспользовались уже многие. Сейчас в стране работают 23 банка со 100%-м иностранным капиталом и еще в 12 банках его доля превышает 50%.

Наконец, с четвертого квартала 2001 года снижена минимальная величина уставного капитала для вновь открываемых иностранных банков с 10 до 5 млн. евро, уравняв с требованиями, предъявляемыми к отечественным банкам. Все это заметно упрощает доступ зарубежным банкам на наш рынок.

Отечественные банки довольно настороженно отреагировали на нововведения Центробанка, поскольку среди прочего они снижают стоимость российских банков как объектов инвестирования со стороны зарубежных партнеров. Между тем, многие, в том числе крупнейшие банки, рассчитывали на привлечение иностранного партнера или даже продажу банка зарубежному стратегическому инвестору.


Страны, банки которых являются крупнейшими кредиторами российских банков


Фактическое открытие банковского рынка заметно меняет сами принципы работы наших кредитных организаций. Банковская система страны формировалась в условиях дефицита кредитов и долго этим пользовалась. Именно низкий уровень обеспеченности экономики России займами оказывает крайне негативное влияние на развитие всей банковской системы. Из-за дефицита кредитных ресурсов доступ к кредитованию становится привилегией, а не правом клиента. Предприятие, имеющее доступ к кредитам банков (пусть и с относительно высокими по мировым меркам, но все же меньшими, нежели у «чужих» заемщиков процентными ставками), имеет явный перевес над «остальными». Поэтому владение банком стало важным фактором конкурентного преимущества. Именно высокие стимулы для возникновения кэптивных банков предопределяют то, что в России практически нет клиентских банков. Однако продолжать такой бизнес банкам становится все труднее.

Серьезная проблема наших кредитных организаций в том, что их «эксклюзивные» клиенты, занимая у своих банков по более высоким, чем у иностранных конкурентов, процентным ставкам, проигрывают в глобальной конкуренции. То, что допустимо на внутреннем рынке, часто неприемлемо на мировом. В таких условиях партнерство с местными неконкурентоспособными в глобальном масштабе банками для их клиентов из фактора конкурентного преимущества (каковым оно является на локальном рынке) превращается в фактор, сдерживающий конкурентоспособность.

На фоне растущих потребностей в финансировании экономического роста вероятность поддержки отечественного банковского сектора со стороны российских властей в форме ограничения конкуренции с зарубежными банками выглядит иллюзорной.

Запрет на привлечение иностранных кредитов, возможно, и поддержал бы наши банки за счет роста процентных ставок в России, но крайне негативно повлиял бы на глобальную конкурентоспособность российских предприятий. Введение жестких ограничений способно нанести урон экономике России, а потому не представляется реальным.

В конце концов, банки существуют для развития экономики, а не наоборот. А времени, чтобы ждать, пока отечественный банковский сектор достаточно окрепнет для реального сопротивления «иностранцам», у России нет. И банки остаются один на один с иностранными конкурентами, когда их главные клиенты все больше утрачивают стимул сохранять лояльность «своим».

Российские банки расплачиваются за нарушение прав кредиторов после кризиса 1998 года. Печальная картина неконкурентоспособности российских банков лишь частично определяется страновыми проблемами. По сравнению с 1996–1997 годом, когда иностранные кредиторы также обратили внимание на Россию, прибавился груз августа 1998 года. Разумеется, его последствия сказываются на оценке рисков во всей экономике, но банковский сектор во время кризиса зарекомендовал себя с самой худшей стороны. То, что в те дни вывод активов и нарушение прав кредиторов стали правилом, а не исключением, объясняет нынешнее нежелание иностранных кредиторов иметь дело с российскими банками.

Кризис наглядно показал зарубежным банкам соотношение рисков при кредитовании российских предприятий и банков. Прежде многие «иностранцы» кредитовали российские банки — центры финансово-промышленных групп, понимая, что ресурсы будут направлены на кредитование входяших в эти группы предприятий. Считалось, что российский банк в качестве посредника снижает риски иностранного кредитора, так как имеет диверсифицированный кредитный портфель. В реальности после кризиса западные кредиторы столкнулись с тем, что из банков-посредников были выведены все наиболее ценные активы. Кредиторы же остались один на один с банком, большая часть требований которого была представлена «проблемными» займами. Между тем, многие российские предприятия и в период кризиса, и после него только улучшили свое положение.

Вывод, сделанный кредиторами, был прост: нефинансовые предприятия представляют для акционеров финансово-промышленных групп большую, нежели банки, ценность. Значит, учитывая нарушения прав кредиторов в процессе банкротства банков, рациональнее кредитовать сами предприятия, минуя банковских посредников.

Если бы не плохая кредитная история нашего банковского сектора в целом, российские банки могли бы рассчитывать на свою часть ожидаемого притока средств иностранных кредиторов, заработав на марже. Однако теперь перспективы выглядят более скромными.

Восстановление банков после кризиса 1998 года было быстрым не в последнюю очередь из-за повсеместного нарушения прав кредиторов, но в результате долгосрочные перспективы банковской системы России оказались сильно подорванными.

РЕКЛАМА

ОБРАТИТЕ ВНИМАНИЕ

Худая теплица
Предвестники кризиса
Правда о Вашем банке



ПАРТНЕРЫ
 
 

Главная | Новости | Кризис - 1998 | Реформы | Регулировани | Банки и реальный сектор | Вклады граждан в банках | Перспективы развития банковской системы России | Архив новостей
| Правила пользования | Заметки на полях | Горячее | Книги | Цитируемость | Анонсы | Публикации | Перспективы развития банковской системы России | Ссылки
   

Copyright © Михаил Матовников 2000-2017. При заимствовании информации с сайта ссылка на источник обязательна.