ТЕМАТИЧЕСКИЕ РУБРИКИ

АНАЛИТИЧЕСКИЕ МАТЕРИАЛЫ




"Недостроенная банковская система" (Сокращенная версия главы из книги "Российские банки: 10 лет спустя")



Л.В.Михайлов, Л.И.Сычева, М.Ю.Матовников, Е.В.Тимофеев

Недостроенная банковская система (Сокращенная версия главы из книги "Российские банки: 10 лет спустя". - М., 1998)

Либеральный путь, по которому проходила реформа банковской системы при переходе к рыночной экономике в России, имел как плюсы, так и минусы.

Достижения - демонополизация и динамичное развитие сектора банковских услуг. Насколько далеко современная ситуация в банковской сфере ушла от системы четырех, а затем шести специализированных государственных банков, мы постарались отразить в обзоре процессов концентрации в банковском секторе.

Издержки у этого процесса неизбежны, в том числе и большое количество нежизнеспособных мелких и мельчайших банков. Но крупный банк тоже автоматически не означает эффективный. Ни теоретически, ни на практике эффект экономии на масштабе применительно к банкам не доказан. Показатель прибыльности, конечно, не идеальный критерий эффективности, но его использование позволяет показать, что российским банкам присуще типичное для фирм в рыночной экономике распределение в координатах активы - рентабельность. Наиболее высокие показатели имеют средние банки. Как видно из данных в табл. 1, наиболее высокие показатели ROA на середину 1998 г. были у банков с размером активов от 500 до 1000 млн. руб.: в среднем по этой группе банков он составил 1,5% в годовом выражении, т.е. втрое выше среднего уровня. И только за счет более высокого левериджа - мультипликатора капитала - показатель прибыли на активы (ROE) оказывается чуть выше в группе наиболее крупных банков.

На втором месте по показателю ROA оказалась группа банков с размером активов от 100 до 500 млн. руб., в которой он составил в среднем 1% в годовом выражении. Это более многочисленная группа - в нее вошли 302 банка, и если результаты первой группы, в которую попали 52 банка, могли оказаться под влиянием одного или нескольких банков, то вторая уже достаточно многочисленная, чтобы нивелировать влияние отдельных банков, чьи высокие прибыли оказались случайностью в рассматриваемый период. Вместе эти две группы составляли 14,6% суммарных активов коммерческих банков на середину 1998 г.

Дополнительным аргументом в старом споре становятся новые технологии в банковском деле, которые могут существенно смещать минимальный эффективный размер фирмы в этом секторе. Пионерами их внедрения тоже, как правило, становятся отнюдь не крупнейшие компании. В России, кроме того, есть и специфические особенности, препятствующие проявлению экономии на масштабе.

Кроме огромных расстояний и плачевного состояния коммуникаций следует также учитывать наследие длительного функционирования экономики в условиях централизованного планирования, когда горизонтальные связи между хозяйствующими субъектами практически не развивались. Это распространяется и на межрегиональные финансовые потоки.(1) А на локальных рынках далеко не везде можно говорить о формировании конкурентной среды. При относительно низком уровне концентрации в столице этого нельзя сказать о десятках территориальных рынков, где уровень концентрации трех лидеров региона превышает 80%. В отдельных, прежде всего восточных, регионах в административно-территориальных границах может сосуществовать и несколько локальных географических субрынков.

Все это дает основания считать, что искусственное сокращение числа банков по признаку недостаточного размера капитала - несколько надуманная проблема. Сравнение групп банков с капиталом менее 1 млн. ЭКЮ и от 1 до 5 млн. ЭКЮ на середину 1998 г. не дает оснований для выводов о принципиальном различии в их финансовом положении. Так, из 1548 банков, по которым была возможность оценить величину капитала в соответствии с Инструкцией ЦБ РФ N 1 на эту дату, неотрицательный капитал до 1 млн. ЭКЮ имели 463 банка, от 1 до 5 млн. ЭКЮ - 594 банка. При этом подавляющая часть кредитных институтов в обеих группах выполняла норматив достаточности капитала, установленный ЦБ РФ на уровне 7%, а критически недостаточным (Н1 менее 2%) капитал был только у шести банков из группы с капиталом менее 1 млн. ЭКЮ и одного банка из группы с капиталом от 1 до 5 млн. ЭКЮ.

Финансовое состояние в группе банков с капиталом до 1 млн. ЭКЮ имеет несколько отличий в худшую сторону от банков, чей капитал на середину года находился в интервале от 1 до 5 млн. ЭКЮ. Прежде всего это более высокий процент просроченных кредитов и убытки, полученные банками по итогам первого полугодия. Но это, скорее, проблемы отдельных банков, чем группы в целом.(2) Для группы характерен очень высокий разброс значений активов: от 276 до 0,08 млн. руб. (в группе от 1 до 5 млн. ЭКЮ он составлял от 1700 до 7 млн. руб.). В один и тот же интервал по размеру капитала попадают как банки, небольшие по размеру активов с высокой долей капитала в пассивах, так и более крупные банки, испытывающие финансовые трудности и потерявшие часть капитала. К первым и вторым, как представляется, должен быть дифференцированный подход со стороны органов, осуществляющих пруденциальный надзор.

Безусловно, мелкие банки должны иметь ограничения по предоставлению ряда услуг. Статус небанковской кредитной организации, который предлагается принять мелким банкам, предполагает ограничения на привлечение депозитов и кредитные операции. В балансах обеих групп вклады физических и юридических лиц имеют довольно близкий удельный вес в пассивах - 12,5% в группе с капиталом до 1 млн. ЭКЮ и 15,2% в группе с капиталом от 1 до 5 млн. ЭКЮ. При незначительном размере капитала, которым рискуют банки первой группы, такое ограничение выглядит вполне логичным. Кроме заметной доли депозитов в их ресурсной базе, обращает на себя внимание присутствие в обязательствах группы самых мелких банков средств бюджетов и внебюджетных фондов (в среднем 4,2% по сравнению с 2,6% пассивов в группе с капиталом от 1 до 5 млн. ЭКЮ). Возможно, ограничения следовало бы распространить и на этот вид операций, как и на операции на международных денежных рынках. Процент банков, привлекающих средства нерезидентов или имеющих активы за границей, среди банков с капиталом менее 1 млн. ЭКЮ относительно невелик - менее 7%, их суммарные обязательства по иностранным операциям превышали иностранные активы в валюте, и разрыв в процентах к капитальной базе был довольно значительный. Но такая позиция по иностранным активам и обязательствам образуется под сильным влиянием одного банка. Среднее значение чистых иностранных обязательств в группе банков с капиталом менее 1 млн. ЭКЮ составило более 20% капитальной базы. Исключение банка с самым большим показателем снижает его до 0,1%. Для сравнения - в группе с капиталом от 1 до 5 млн. ЭКЮ среднее значение показателя валютного риска по иностранным операциям на банк (отношение чистых иностранных обязательств к капитальной базе) составило 2%.

Среди рекомендаций по ограничению операций можно назвать и запрет на расширение деятельности за пределы локального рынка.

В то же время распространение ограничений на кредитные операции уменьшит и так не слишком обильный поток кредитных ресурсов в нефинансовый сектор. Причем в ту его часть, которая не интересует крупные банки, но представляет наиболее динамичный и мобильный сегмент реального сектора. Как выглядит баланс кредитной организации с ограниченной лицензией и соответственно направление трансформации операций для кредитных институтов, не имеющих достаточного абсолютного размера капитала, отражено в табл. 2 на примере структуры агрегированного баланса 11 небанковских кредитных организаций, имевших капитал менее 1 млн. ЭКЮ по состоянию на 30.06.98. Он достаточно четко отражает специфику большинства ныне действующих небанковских кредитных организаций как расчетных центров. Подавляющая часть их активов сконцентрирована на корсчете в ЦБ РФ. Но потребность в расчетных, клиринговых, инкассационных услугах ограничена, и вряд ли эти рыночные ниши способны принять сотни мелких кредитных институтов.

В то же время перед кредитными институтами, капитал которых не достигает 1 млн. ЭКЮ, ставится проблема заполнения трети активов (или 20%, если скорректировать долю кредитов на величину депозитов, с которыми кредитным институтам предстоит расстаться при потере статуса банка). Предложение заменить этот вид активов на государственные ценные бумаги, как это обязаны делать небанковские кредитные организации, после краха рынка ГКО-ОФЗ, ЦБ РФ, видимо, придется корректировать. А 20-30 млн. руб. - минимальной суммой, необходимой для размещения активов на депозите в самом ЦБ РФ располагали совсем не все банки с капиталом менее 1 млн. ЭКЮ. Средний размер активов в этой группе составлял на середину 1998 г. всего 11,5 млн. руб. Размещение же подавляющей части активов на корсчете в ЦБ РФ, как это имеет место в расчетных кредитных организациях (см. табл. 2), вряд ли устроит клиентов этих банков, особенно учитывая повысившиеся темпы обесценения рубля. А как показали результаты анкетирования промышленных предприятий, в 80% случаев они уже платили банкам за обслуживание своих счетов.
РЕКЛАМА

ОБРАТИТЕ ВНИМАНИЕ

Худая теплица
Предвестники кризиса
Правда о Вашем банке



ПАРТНЕРЫ
 
 

Главная | Новости | Кризис - 1998 | Реформы | Регулировани | Банки и реальный сектор | Вклады граждан в банках | Перспективы развития банковской системы России | Архив новостей
| Правила пользования | Заметки на полях | Горячее | Книги | Цитируемость | Анонсы | Публикации | Перспективы развития банковской системы России | Ссылки
   

Copyright © Михаил Матовников 2000-2017. При заимствовании информации с сайта ссылка на источник обязательна.